День без крошки во рту, и в кармане шаром покати, я шатался по городу, бесами сбитый с пути.
Время
alexanderich
День без крошки во рту, и в кармане шаром покати,
Я шатался по городу, бесами сбитый с пути.
Дефицит побратимов, готовых примчаться на вызов,
Холод тело грызет, под ногами хрустит бурелом,
И недобрые люди предместья с мешками сюрпризов
Стерегут свои жертвы упорно за каждым углом.
Даже с пьяной шпаной я сегодня искал примиренья,
Но вчерашних обид бушевали во мне привиденья,
Прутья клетки грудной методично расшатывал тигр,
Из глухого окна по ошибке кричала сирена...
Надоело быть пешкой чужих политических игр,
Только сердце привыкло к цепям добровольного плена.

С трех сторон обступая, душил меня каменный лес,
Опрокинув на голову бочку дырявых небес.
В небесах полыхали вкрапленья таинственных знаков,
Сном, вином и любовью взаймы искушал меня змей,
Да царапали сердце кряхтенье и кашель бараков,
Вспоминающих праздники коротко стриженных дней.

Мне хотелось обшарить мышиные норы вселенной,
Или вместе с ахейцами плыть за прекрасной Еленой...
Обращаясь с мольбой к самодержцу небесных палат,
Жгу сейчас малодушно, осенним облив керосином,
Что любил, ненавидя, и в чем был кругом виноват:
Расстели самобранную жизнь перед сукиным сыном!

Только вдруг оказалось: я потной стеной окружен
Незаконных детей, молодых и покинутых жен...
Городское пространство взбугрилось шагреневой кожей:
Чем сильней себя любишь, теснее родной материк...
На Спартаковский мост выхожу становиться моложе,
Но мешают пройти баррикады из каменных книг.

1990 Анатолий Соколов

Новосибирск в ненастье глуше хутора
Время
alexanderich
Новосибирск в ненастье глуше хутора,
Дни тянутся гурьбой одни и те же,
И в добровольном рабстве у компьютера
Душа общаться с музой стала реже.
Дождь льет и льет с неистощимым бешенством,
Шумит с утра до ночи неустанно,
И я тебе представлюсь жалким беженцем,
В Сибирь попавшим из Таджикистана.
Небесной канцелярии претензии
Телеграфируй, сердце, из подъезда,
Пусть одурманит запахом гортензии
До смерти нас двухкомнатная бездна.
Мы отгуляли вместе дни рождения,
Прошла любовь, но все же помним оба,
Как наших душ роскошные растения
Тянулись вверх из книжного сугроба.
Ужели чувства были только книжными,
И смерть их нам не нанесла урона?
Сидит, блестя очами неподвижными,
От слез окаменевшая Горгона.
Обвешан куст стеклянной бижутерией,
Труб водосточных кашляют свирели,
И в новой жизни похоть с бухгалтерией
Отпразднует победу неужели?

Анатолий Соколов

Как люди взрослеют к 40 годам
Время
alexanderich
Читаю тут всякую литературку чтобы быстрее уснуть, и добрался до Роджерса Кларка. Хочу привести целиком одну главу из его книжки "Психология супружеских отношений", вчера она мне показалась очень занятной. Читать.

(no subject)
Время
alexanderich
Уж небо осенью дышало,
Уж реже солнышко блистало,
Короче становился день,
Лесов таинственная сень
С печальным шумом обнажалась,
Ложился на поля туман,
Гусей крикливый караван
Тянулся к югу: приближалась
Довольно скучная пора;
Ноябрь Сентябрь маячил у двора.

Стифок
Время
alexanderich
Ночь - день,
Свет - тень,
Радость - грусть,
Всё будет пусть.

Дрифтер
Время
alexanderich

Прыжок
Время
alexanderich


Посмотрите это, и сделайте уже свой первый шаг...

Source: http://sky-tony.livejournal.com/98344.html

Ogden Nash (Огден Нэш). Меморандум для внутреннего использования.
Время
alexanderich
Я разрешил бы грешить только лицам,
Которые безмятежностью подобны птицам,
Потому что если вы не можете грешить без дрожи,
То это выходит себе дороже.
Не стоит соблазняться даже мелким грешком,
Если вы у совести под башмаком.
Одни люди раскаиваются на миллион, согрешив на две
ломаные полушки,
А другие посвистывают, отравив мужа мышьяком или
придушив бабушку при помощи подушки.
Одни не теряют самообладания, проводя дни на грани delirium
tremens (хмельного бреда),
А другие готовы повеситься на вешалке, если выпили на
именинах лишний коктейль и развлекали гостей стихами
миссис Хеманс.
Одни не испытывают склонности к моногамии и ведут себя как
известные домашние пернатые,
А другие впадают в глубокую депрессию, если протанцуют два
танго подряд с дамой, на которой они не женатые.
Один, не уплатив за проезд в автобусе, считает, что ад для
него — слишком мягкая мера,
А другой разоряет сирых и вдовых и порой настолько входит
во вкус, что разоряет все новых и новых — и превращается
в миллионера.
Я не собираюсь лезть напролом
И определять, в чем разница между добром и злом,
Но если вы относитесь к злополучному меньшинству,
признающему, что такая разница есть,— я вам советую
прямо и грубо:
Противьтесь наимельчайшим искушениям, сжав кулаки и по
возможности зубы.
Ксли вы стремитесь к душевному покою, совершать зло можно
только при условии, если вам никогда не приходит в
голову, что вы совершаете зло;
И если вы при этом спите спокойно и смотрите миру прямо в
глаза — считайте, что вам повезло.
Но если вы начинаете думать, что делать зло, пожалуй, не
стоило и что вообще вы такой и сякой,—
Проститесь с надеждой на душевный покой.
Итак, я позволю себе сказать в заключение этой печальной
повести:
Для счастья нужна либо чистая совесть, либо чистое отсутствие
совести.

Перевод И. Комаровой

Песня!
Время
alexanderich



utro_vecher 

Уж полночь на дворе
Время
alexanderich
Уж полночь на дворе, и тихо спят трамваи.
Проторенным путём взлетают крыши ввысь.
Про эту их тропу узнаешь ты едва ли,
ведь полночь на дворе — поди-ка разберись.

Их мощные крыла качаются волнами,
сгоняя пыль и тлен с усталых чердаков.
Хозяева их спят, и мнится им едва ли
полуночный полёт в тумане облаков.

Их курс давно раскрыт, расчерчен и усвоен.
И в сумраке ночном сквозит сырая мгла.
Взмывают крыши ввысь, спасая поневоле
замусоренные чердачные дела.

Их подвиг будет скрыт. Проснутся все трамваи.
Раскроется чуть свет чердачное окно.
Хозяева не спят, и мнится им едва ли
полуночный полёт. А крышам всё равно.

dmalinovsky 

?

Log in

No account? Create an account